?

Log in

No account? Create an account

rostov_don


Ростовское городское сообщество

Кто в Ростове не бывал, тот Ростова не видал (Денис Солодков)


Previous Entry Share Next Entry
Ростов времен оккупации. Часть 2
ne_oleg wrote in rostov_don
Всем большое спасибо за комментарии и отзывы. Рад, что эта тема интересна не только мне. Воспоминания хорошо дополняют сохранившиеся фотографии, которые выложил b0gus (и еще здесь и здесь).

Некоторые упоминаемые в воспоминаниях советские довоенные объекты и немецкие объекты, организованные во время оккупации. Местонахождение некоторых определил, где-то нужна помощь:



Три здания, которые бомбили в первую очередь и которые сильно пострадали:

  • Облисполком - это дом Померанцева, нынешнее здание гор. администрации

  • здание НКВД - гостиница "Южная" (Суворова/Ворошиловский, Дом Ширмана)

  • радиокомитет - тоже сильно пострадал после первых бомбежек. На его месте стоит здание, в котором (был) к/т "Буревестник"


к/т "Красный маяк" на Братском. где он был?

Упоминаемые заводы:
  • кожзавод - ?

  • ДГТФ = Донская Государственная Табачная Фабрика;
  • винный завод "Конкордия" на Гвардейском - ликеро-водочный завод "Регата"?

  • завод железобетонных конструкций - был восстановлен немцами и работал в оккупации - где?

  • завод "Вулканид" (сейчас "Стройкерамика") - где-то в районе Красного города-сада - ?

  • завода имени Ворошилова - где-то в районе Кировского сквера (здание заводоуправления)

  • мыловаренный завод - Нахичевань - ?


Упоминаемые немецкие объекты в Ростове во время оккупации и некоторые моменты жизни в то время:

Деление города на части

А. КАРАПЕТЯН. Немцы поделили город на части. В Нахичевани стояли в основном румыны, и здесь была румынская комендатура. На Сельмаше расположились преимущественно чехословаки. В центре была немецкая комендатура. Были, конечно, еще и небольшие комендатуры.

Коммендатуры

Л. ГРИГОРЬЯН. Перед взятием Ростова в феврале наши обстреливали город из орудий, из Батайска. На Буденновском напротив гостиницы «Ростов» была комендатура. Ее разбила наша артиллерия. Но в основном же шмаляли без прицела. А вот налетов нашей авиации я не помню.

Где могла быть коммендатура? Насколько я помню, там больница, новое здание бизнес-центра и 43-я школа

Вторая комендатура - в музее изобразительных искусств

Б. САФОНОВ. Недели через две, как вступили немцы, вышел приказ: всему еврейскому населению надеть желтые звезды, запереть квартиры на ключ с биркой с адресом, взять ценные вещи и явиться в комендатуру. Она распола¬галась на Пушкинской, там, где сейчас музей изобразительных искусств. Якобы для переселения.

У нас в доме была соседка, еврейка Марья Михайловна Милишкевич. Очень хорошая женщина. У нее муж был не¬мец. С началом войны его и сына, а он был уже взрослый, переселили в Сибирь. Мы ее отговаривали, чтобы она не ходила в эту самую комендатуру. Но она пошла. А оттуда - за город и в противотанковые рвы...

Указывается, что была комендатура на Советской, где-то между 13-й и 18-й. Еще одна - полевая комендатура в районе Комсомольской площади

М. ВДОВИН. Бомбежки продолжались по 21 июля включительно. 21-го бомбежка была сутки: как утром началась, так весь день и всю ночь. Видимо по приказу отступающих наших частей фабрика ДГТФ была взорвана, подожжена, и гудок гудел всю ночь. Это был сигнал к оставлению города. 22 июля немцы бомбили переправы. Через Ростов шли наши отступающие части. К вечеру передовые части противника уже вошли в город. 23-го и 24-го шли уличные бои. К вечеру 24-го немцы Ростовом овладели полностью. 25-го оккупанты стали ходить по дворам, собирать мужчин и меня подхватили. Мне было 13 лет, но рост у меня высокий был. Построили всех в колонну, повели в полевую комендатуру. Она помещалась на Рос¬тов-Горе. Как только Комсомольскую площадь перейдешь, по четной стороне стоит группа белых трехэтажных до¬мов. Оттуда людей разводили на уборку города - убирать трупы. Убитых было очень много. Своих немцы хоронили сами. А наших военных и мирных жителей собирали ростовчане.

Мне удалось. сбежать - соседка помогла. Мы идем по улице, а немец нас сопровождает. Я увидел ее и подвинул¬ся к краю колонны, она подошла ко мне, о чем-то там болтает, а сама меня под руку взяла. Когда немец отвернулся, она меня - раз и вытащила из этой колонны. А отец, дедушка и дядька так и пошли. Их потом послали за Дон.

25-го утром немцы уже навели понтонную переправу через Дон, и машины и пехота устремились на юг.

Биржа труда

Здание Гос. банка. В этом здании оформляли документы для отправки на работы в Германию. Всего было отправлено несколько десятков тысяч человек (брались люди 1900-1927 годов рождения). За неявку - расстрел.

Е. КРАСИЛЬНИКОВА. Молодых женщин забирали на работу в Герма¬нию. Мне тогда был 31 год. И я так¬же попадала в эти списки. А жила я во вторую оккупацию одна, дочь Веру, ей было 12 лет отправила к тетке на Ма-ныч, за 110 километров от Ростова.

Уполномоченный нашего дома, это была женщина, собирала сведения о жильцах. Она и поставила мне штамп на свидетельство дочери, что та - умерла. А тех, у кого были дети, в Германию не угоняли. А как я докажу, что Вера жива - не повезу же я ее в Ростов.

И вот я получила свидетельство и вынуждена была идти на биржу труда, а там и угона в Германию жди. Биржа находилась в здании банка на углу Энгельса и Соколова. Вход был с Соколо¬ва, но там была еще одна дверь, которая выходила на улицу Социалистическую. Идти от нашего дома у Кировского сквера не больше десяти-пятнадцати минут, и о чем только я не думала по дороге: и о судьбе, и о боге, и о доме, и о своей Вере. Вся жизнь моя перевернулась.

А регистрироваться нужно было обязательно. Захожу. В большом зале стоит несколько столов. И нужно было переходить от одного к другому. Людей много. Я прошла один стол, что-то мне написали на бумажке, т.е. документ уже отметили. Смотрю коридор. Я по¬тихоньку - туда. Это как раз был вы¬ход на Социалистическую. А у меня в квартале оттуда жила подруга. Я к ней побежала. Мне показалось, что я бе¬жала целую вечность. Думая: лишь бы никто не окликнул, не остановил... Три дня, не вставая, я лежала у нее на полу. Пронесло.

Как только немцев вышибли из го¬рода, я пошла пешком в деревню и привела Веру. У нее до сих пор на свиде¬тельстве о рождении стоит штамп о ее смерти.

Ю. ТУРБИНА. Биржа была на Большой Садовой, в здании Госбанка. Всем молодым людям нужно было встать на учет и ходить на регистрацию. На учет, по-моему, брали с 14 лет, мне было 15, и я стояла на учете. Мне подсказали, как можно было избежать угона. Я на пра¬вую руку (мне так было удобнее) капнула соляную кислоту, а затем положила в ранку чеснок. И растравила руку. Рука стала сильно болеть, в организме начался авитаминоз, он не мог сопротивляться и заживления практически никакого не было. Но все равно на бирже нужно было появляться. Врач там была по фамилии Селезнева (если она еще жива, пусть это почитает). Она мно¬гих отправляла в Германию безжалост¬но, была жестоким человеком. Работала на немцев с полной отдачей. И мне на комиссии она сказала: «Ничего страш¬ного, дорогой заживет!» А у меня рана была уже до кости, до сих пор сохра¬нился шрам. А что такое дорога? Телят¬ники, в них увозили в Германию... Но я была везучая. Мне удалось в очередную явку свою карточку не вернуть в регис¬тратуру, а забрать с собой. Я была очень коммуникабельная, и я заморочила го¬лову в регистрации своими разговора¬ми и под шумок припрятала эту свою «историю болезни». Меня после этого уже не тревожили, так как на бирже не осталось документов. А наш староста по 32-й линии, где я жила, армянин Сандавчиев был очень добрым человеком и меня «прикрыл». А моей подружке Зое Тимофеевне Тягусовой удалось уехать в деревню. Она останавливалась то у од¬них родственников, то у других - а из деревни особенно не брали на работу в Германию. Потому что в деревне нужно было тоже работать.

Штаб

Располагался на ул. Ульяновской (где конкретно, может кто знает?)

А. ПАНТЕЛЕЕВ. В доме на ночь мы закрывали ставни. И как-то ставень сломался. Вышел я его подчинять. Мне 9 лет, но я один в доме мужчина. В руках молоток, классный такой, дедовский, недалеко стоял румын. Увидел, дал мне пинка и отнял молоток. А жили мы на Ульяновской улице, рядом с немецким штабом. Оттуда выходит офицер. А я стою и реву. Он подошел, догадался, в чем дело. И как двинет румына по морде. Вернул молоток. А позже на нашей улице расстреляли группу ребят.

Казино

Ш. ЧАГАЕВ. В городе были казино. Одно из них находилось в гостинице «Ростов», а другое на Газетном, там, где сейчас подземные туалеты. Там был огромный подвал. Немцы играли в карты, пили, женщин приводили. Почему я об этом знаю: мне рассказала моя мать, ее однажды затащила туда ее подружка Наталья, которая с немцами гуляла.

Публичные дома

Л. ГРИГОРЬЯН. Помню, где были публичные дома. Солдатский находил¬ся во Дворце пионеров, как говорили. А офицерский - на Соколова, ближе к стадиону «Динамо». Там были русские женщины. Но и в отдельных домах жили продажные женщины, это чтобы немцам далеко ходить не надо было. Там, где я жил, у бабушки стояли на постое эсэсовцы. По ночам они ходили в одних подштанниках к бабушкиной соседке - Дуське. Огромная такая баба. Работала в каком-то детском саду. У нее пропускная способность была пот¬рясающая. Но она была еще и сволочь к тому же...

А. ЛЕНКОВА. Я вступила в Ростов с нашими частями сразу после его освобождения. 8 марта 1943 года собрал нас, девчонок, замполит, поздравил с праздни¬ком, похвалил, что здорово работаем и сказал такую вещь: «Не все советские девушки такие, как вы. Есть, к сожалению, и другие. В газете «Голос Ростова» было объявление о том, что публичному дому для немецких солдат требуются сто красивых девушек. Так вот в первый же день было подано 300 заявлений...»

Работающие кафе и рестораны

Т. ХАЗАГЕРОВ. На углу Кировской и Большой Садовой работало кафе. Там продавали пирожные с сахарином и кофе. Вероятно, было все дорого. Рассказывали, что кафе то посещали немцы и проститутки. Там они и веселились.

А. КАРАПЕТЯН. Немцы разрешили в городе открыть коммерческие магазины и рестораны.

Один наш сосед, Федя, и открыл такой ресторан на Газетном и Энгельса. Немцы приезжали к нам по двор, привозили ему для ресторана шнапс, он у них покупал. Мать готовила для его ресторана пирог «Наполеон». Он давал ей муку, сахарин. Я иногда на своей тачке возил эти пироги к нему в ресторан, 20 марок они стоили или еще сколько-то. Там моя старшая сестра работала посудомойкой. Федя взял ее к себе.

Далее есть продолжение:

А. КАРАПЕТЯН. Только война закончилась, пришли забирать мою сестру. Постучали ночью: тук-тук-тук. Забрали за то, что она при немцах работала посудомойкой в ресторане. Говорят: ты - комсомолка, ты должна была идти к партизанам, совершать диверсии. Просидела она пять лет.

Кинотеатры

Ш. ЧАГАЕВ. Мне приходилось пешком проходить через весь город, родичи жили мои на 32-й линии в Нахичевани. Ходил я туда с бабушкой, один не рисковал. Из разрушенных зданий запомнилось одно. Там, где сейчас Дом культуры строителей. Там был кинотеатр «Родина» : раньше он назывался «Югштурм», а кинотеатр «Победа» назывался «Руш».

М. ВДОВИН. При немцах работали все кинотеатры, но фильмы шли на немецком языке, поэтому ходить туда было бесполезно.

Школы

М. ВДОВИН. При немцах работала школа с первого по четвертый класс -низшая школа. В октябре начались занятия, а к концу января, когда разгорелись бои за Ростов, никаких занятий, конечно, не было. Я в школу не ходил, потому что должен был учиться уже в шестом классе. Мальчишки рассказы¬вали: во всех классах учили немецкий язык. Уроки шли по тем же самым учебникам, кроме истории СССР и географии.

Деньги. Торговля. Менка

В городе в десятки и сотни раз выросли цены на продовольствие. Цены росли постепенно - чем дольше длилась оккупация. Ходили как советские рубли, так и немецкие марки. Чтобы выжить приходилось ездить в деревни (иногда на Украину) и выменивать оставщиеся вещи на продукты.

М. ВДОВИН. Люди жили в основном менкой и все-таки не голодали - спасла рыба. Ее было очень много, и все питались рыбой. Ее солили, вялили... За другими продуктами ездили на менку, в основном в Краснодарский край, в Степную, в Кущевку, даже до Тихо¬рецкой добирались. Немцы с первого сентября, по-моему, всему населению выдали карточки: 300 граммов хлеба на человека. Жизнь на центральных улицах напоминала нашу сегодняшнюю: везде стояли коммерческие палатки, лотки, везде частная торговля. Продавали табачные изделия, сахарин, вся¬кую мелочь. Вот видел я такую сцен¬ку в самом конце июля или в начале августа. Новопоселенский базар. Мы с матерью там ходим. Картошка - четыре рубля килограмм. На те деньги во вре¬мя войны - это недорого. На рубле тогда был изображен шахтер с отбойным мо¬лотком, на трешке - красноармеец, на пятерке - боевой летчик. А на десятке, трех червонцах, 50 и 100 рублях - Ленин. Эти деньги с такой советской сим¬воликой так и ходили при немцах. Так вот немец взял несколько килограммов, кажется, четыре, потом говорит: «Айн рубль, айн - килограмм». Отдал четы¬ре рубля и пошел, с ним же никто свя¬зываться не будет. Ходили и немецкие марки. Немцы установили курс: одна марка - 10 рублей. У каждого немца была пачка советских денег. Потом, после окончания войны, выяснилось, что они привезли много фальшивых банкнот.

В. СЕМИНА-КОНОНЫХИНА. На менку ходили все - жить надо было как-то. Мать - тоненькая, хрупкая, а меш¬ки по два пуда носила. Золотой материал для деревни был: мыло, нитки, сода, керосин, спички, потом шла одежда. А брали, естественно, продукты. Садились в поезд или в машину и - куда судьба забросит.

Б. САФОНОВ. Самым важным местом в городе стала толкучка, ее называли «менкой», а иногда «обжоркой», так как там было все: вареное, пареное, жа¬реное. Люди меняли там одежду, вещи, меняли в основном на продукты. Хлеб стоил 250 рублей булка. Пачка папирос или стакан махорки стоили 60 рублей. Столько же - стакан соли. Литр водки стоил 1000 рублей. Для сравнения: зар¬плата на табачной фабрике до войны была 280-310 рублей. Хлеб стоил 90 ко¬пеек за килограмм - черный, а белый -полтора рубля.

Ю. ТУРБИНА. Не было соли. Это был страшный дефицит - она стоила 40 рублей стакан на рынке.

Ходили и немецкие марки. Немцы установили курс: одна марка - 10 рублей. У каждого немца была пачка советских денег. Потом, после окончания войны, выяснилось, что они привезли много фальшивых банкнот.

Многие ездили на менку в деревню.

А. КАРАПЕТЯН. Мы, мальчишки, помогали женщинам возить вещи на менку: в Александровку, до Багаевки. Собирается их 10-15, и мы, тачечники. Вот эпизод. Премся по пыльной дороге. Скачут навстречу два немца на лошадях-цок, цок... Останавливаются, смотрят на женщин. А те надевали косынки по самые глаза, размазывали лица, что¬бы пострашнее выглядеть да постарее. Немец выбрал одну - и в хату. Писк, крик. Он ее изнасиловал, а второй рядом стоит с нами, караулит вроде. Она вышла, обтрусилась. Женщины ее по¬жалели. Поплакала она, и мы дальше двинулись.

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
спасибо, очегь интересный материал. деньги, как я понимаю, были такие:







другие российские банкноты здесь

В свою очередь, спасибо за банкноты!

>Где могла быть коммендатура? Насколько я помню, там больница, новое здание бизнес-центра и 43-я школа

В здании школы и была.

Точно! Это бывшая гимназия, до разрушения - один из интереснейших образцов модерна в Ростове. После войны восстановлена в наипошлейшем "стиле" сталинского ампира.

к/т "Красный маяк" на Братском. где он был?
Если после войны его восстановили на том же месте, то это угол Братского и Варфоломеева. Кинотеатр с таким именем существовал там до 90-х годов.


Спасибо! Такое ощущение, что его снесли недавно... Если ничего не путаю, то видел большой огороженный забором пустырь на этом перекрестке.

Кожзавод - на Гвардейском, угол Лермонтовской и ниже к Сиверса, примерно. Завод имени Ворошилова, это на Кировском, напротив сквера между Пушкинской и Горького. В этом здании сейчас всякие офисы. И там и там до войны работал мой дед, поэтому знаю.

А не помните, что выпускали на заводе имени Ворошилова?

Насчет завода имени Ворошилова отец дал мне по шапке ))) и сказал, что завод был именно там, где писали выше: на Суворова за сквером, между Кировским и Журавлева, где сейчас жилые дома. А что выпускалось - ремонт военной техники.

Похоже, до революции это был механический завод Ф. В. Нитнера.

А еще помнится на Соборном в одном из домов на полу мозаикой была свастика выложена.

Б. САФОНОВ. Недели через две, как вступили немцы, вышел приказ: всему еврейскому населению надеть желтые звезды, запереть квартиры на ключ с биркой с адресом, взять ценные вещи и явиться в комендатуру. Она распола¬галась на Пушкинской, там, где сейчас музей изобразительных искусств. Якобы для переселения.

Что-то путает очевидец. В Ростове согласно приказу от 9 августа было 6 пунктов сбора евреейского населения:

№ Название района Адреса пунктов
1. Кировский р-н. ул. Пушкинская 137-139.
2. Андреевский р-н. ул. Социалистическая 90 (шк.№ 42)
3. Ленинский и Железнодорожный р-ны. ул. Энгельса № 68
4. Октябрьский р-н. Просвещенская ул. № 23/73, ул. Семашко
5. Пролетарский и Сталинский р-ны. 20 линия № 14, ул. Мурлычевской
6. Ордженикидзевский р-н. ул. Станиславского № 188

Музей Изобразительных искусств - Пушкинская 115.

Возможно... А комендатура на Пушкинской, 115 действительно была?

Завод имени Ворошилова

Уважаемые ростовчане! Может быть, подскажете, что за завод имени Ворошилова был у вас в городе. Нашел в Москве люк, выпущенный этим заводом или в конце 40-х годов или в начале 50-х годов. Там их штук пять, не случайность уже, дом постройки начала 50-х годов.


Re: Завод имени Ворошилова

Видимо, это завод, который был до революции "Чугунолитейный и механический завод Ф. В. Нитнера". Находился где-то в этом районе: https://goo.gl/6jV9uI. Находили и дореволюционные люки его производства: http://donskoyfoto.ucoz.ru/_pu/4/s77734629.jpg

Re: Завод имени Ворошилова

Спасибо большое Вам за информацию. На люке отчетливо видна еще надпись ГОСТ 3634 1947 года, значит завод после войны был еще жив. Судя по отметке на карте, которую Вы мне любезно показали, сейчас там еще видны следы каких то заводских построек.

Re: Завод имени Ворошилова

По моему, адрес завода Нитнера был другой. Список фабрик и заводов Российской Империи говорит, что завод был на Малой Садовой.



А тут, пишут, что литейно-механический завод им. Ворошилова, он же, до революции завод г-на Ф.В.Нитнера и его сына. И так же упоминают Малую Садовую.

  • 1