?

Log in

No account? Create an account

rostov_don


Ростовское городское сообщество

Кто в Ростове не бывал, тот Ростова не видал (Денис Солодков)


Entries by category: лытдыбр

Людмила Александровна
#ростов80х
gensmal
Первая учительница



Любовь к чтению мне привила первая учительница Грабовская Людмила Александровна из ростовской школы №84.
Read more...Collapse )

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

В небе ЯК-55
all_rnd
Ждем 2 сентября теперь

Оригинал взят у hunhuz71 в В небе ЯК-55


Ездили вчера,с женой, на авиашоу в Романовской... По сравнению с прошлыми годами было как-то скромно...
Но зато в этом году пилот Юрий Дзюба, на Як-55, показывал фигуры высшего пилотажа с цветным дымом. Это было очень круто :-)
тыц сюда...Collapse )


Экскурсия в библиотеку им. Чехова А. П. город Таганрог.
all_rnd
Давным-давно, ещё до айфона 3ж, люди ходили гуглиться в специальные коворкинги...


Оригинал взят у kartam47 в Экскурсия в библиотеку им. Чехова А. П. город Таганрог.
Сегодня 13 ноября в городской библиотеке состоялась экскурсия по залам, отделам и книгохранилищам одной из стрейших библиотек юга России



tl7ijGoa.inettools.net.resize.image.jpg



Особую гордость работников и посетителей вызывают страницы истории библиотеки, связанные с именем великого писателя А. П. Чехова, который стал ее читателем с первых дней  открытия. В 1879 году Чехов уезжает в Москву, но связи с родным городом не теряет. Он заботится о библиотеке всю свою жизнь: присылает книги, а в 1899 году избирается почетным попечителем.

Читать и смотреть дальше...Collapse )





"Поехали!"
kerrangjke
Обзор музея космонавтики, который расположен в нашем с Вами родном городе Ростове-на-Дону. Много текста и фото внутри поста:



Read more...Collapse )

«Как украсть миллиард не будучи губернатором Сахалина»!- новая книга Александра Хуруджи.
Зеленый
kartofanisch
Оригинал взят у kartofanisch в «Как украсть миллиард не будучи губернатором Сахалина»!- новая книга Александра Хуруджи.
      Устал я в декабре следить за новостями, опухли мои ухи от Сирийских бомбежек да украинских терактов, душа требовала свежачка. А когда душа моя ченить просит это со мной обязательно происходит, случайность или нет, я не знаю, но оно происходит. После шумихи с миллиардом обнаруженном у сахалинского губернатора, мало кого может потрясти ситуация с простым «русским» парнем Александром Хуруджи, но она потрясла. Потрясла даже меня, аж кушать не могу как потрясла. Мне конечно плевать, что кто то захотел у кого то отжать 500 лямов, плевать мне что в тему вмешалась полиция на стороне одного из игроков, но как обычно меня заинтересовало, что мои Интернет-френды, активно вписались за одного из участников. Вот тут любопытство взяло верх над ленью тем паче, что скандал развивался в родной для меня сфере, в сфере энергетики и я начал читать, читать, читать…, а чтение это фундаментальная наука и вот что я начитал….

     По версии большинства моих френдов (k0m2375), которые частенько оказываются на стороне «Свободы слова» и защиты прав угнетенных борцов с режимом выходить следующее: Александр Хуруджи, молодое, 40 летнее дарование по стечению обстоятельств создал (вернее реанимировал) ОАО «Энергия» и благополучно оказывал услуг ПАО «МРСК ЮГА», оказывал много лет, стабильно получал деньги и развивал свою мини бизнес империю, но как в любом американском триллере всему хорошему приходить конец. «Счастливый конец» бизнес деятельности А. Хуруджи наступил в 2015 году, когда темные владыки энергетического бизнеса России увидели многолетние труды этого светлого 40 летнего мальчика, злодеи решили бизнес отжать. Александр Х. как древний Пересвет вышел на бой с сильным противником и на ристалище арбитражного суда не только смог отбить нападение более сильного противника, но и наказать его на 500 лямов рублев. Оскорбленные такой наглой победой «молодого гения», «злодеи» из МРСК обратились в тайный орден асассинов (в народе известный как Полиция и Ленинский суд г.Ростова на Дону), асассины не долго думая в начале 2015 года завели уголовное дело на неустановленных лиц, а в конце 2015 года задержал Александра Хуруджи. Целый год коварные полицейские думали как бы по ловчее задержать эту умницу и прекрасного бизнесмена, и наконец придумали, они обвинили Сашу.Х. в попытке хищения 500 лямов, которые он отсудил по закону у МРСК. Вы прикиньте, это же писец (армагидец, апоколипсец и просто блятство), он честно по суду отжал свои честно заработное бабло и его за это же сажают. Народ в шоке, демократы топают ногами, либералы пишут письма в Гаагу и Юнеско, бизнесмены пишут письмо Темнейшему, пресса беснуется, все требуют «Свободу Юрию Деточкину», я их полностью поддерживаю ибо против беспредела, ибо я за мир ибо ….

СТОП…

Честно заработанные 500 000 000 рублей за год! Это как?

Read more...Collapse )
Ну как вам? Как вам «Узник Совести»? Все еще жалко?
Мне нет, я просто им восхищаюсь, ну и немного завидую, отсидит год, полтора и поедет жить в Аргентину как хозяин ночного кабаре!




Поэзия Дона.
golym15

6 декабря в донской государственной публичной библиотеке состоялся городской конкурс молодых поэтов и писателей.
Все проходило под руководством отдела по делам молодежи администрации города и называлось так "Конкурс молодых поэтов и писателей проводимый Отделом по работе с молодёжью Администрации города Ростова-на-Дону в рамках завершения Года литературы в России по мотивам произведений классиков-юбиляров 2015 года". 

Я был приятно удивлен количеством участников, хорошей организацией и высокой активностью всех. И конкурсантов и "группы поддержки".

Read more...Collapse )

Аллея героев в городе Ростов-на-Дону
sertop
Оригинал взят у sertop в Аллея героев в городе Ростов-на-Дону
Читаю я тут читаю про героев. О том как они погибали за нашу Родину. О том как нашлись люди которые реконструируют события. Но никак не могу взять в толк зачем нам аллея героев? Как в голивуде? Как в Америке? Сегодня очень много пишется того что в Америке плохо, а мы будем копировать? Но самое главное:
Кто из Вас хотел бы, чтобы имя Ваше было написанно на асфальте, пусть и красивыми буквами, а все топтались и плевали на то, что там написано? А это равносильно, что люди плюют и топтать хотели на то, что сделали эти герои. Герои, которые вышли живыми из концлагерей, из битв с фашизмом. Что я предлагаю? Так это убрать этот маразм и больше не вспоминать! Как большую ошибку. На днях иду по этой аллеи и пристают молодые люди: подпишите петицию. Мы очень хотим разместить здесь еще одну фамилию, а вид такой как у студента, которому нужно исправить зачет. Ему сказали постоишь день с этими заявлениями, по пристаешь к прохожим и получишь зачет.

Японская звезда ростовского балета
all_rnd
Немного культуры в этот торжественный день.


Одетта из Токио. Чем покорила ростовчан японская балерина Мари Ито


Фото Екатерины Серебряковой

Мари Ито, 24-летняя балерина из Японии, которую уже на протяжении второго сезона можно увидеть на сцене ростовского музыкального театра, уже завоевала своих поклонников.

«Мари так трогательно и грациозно удалось воплотить символ идеальной, но трагически обречённой любви в образе Одетты...», - так после «Лебединого озера» отозвались о ней на одном из ростовских интернет-форумов. Она уже выходила и в роли гамлетовской Офелии, была Надеждой в чеховской «Драме на охоте», Пиккилией в балете «Дон Кихот».

Хрупкость, искренность, пронзительную эмоциональность балерины отмечают многие.

Между тем в Ростов Мари Ито, уроженка Токио, приехала не одна, а с другом - артистом балета Арсением Исламовым. 14 февраля, в день всех влюблённых, он со сцены признался ей в любви.

О далёкой Японии, тяжёлой дороге в балет, о любви и непривычной русской кухне и зашёл наш разговор с Мари и Арсением.

Read more...Collapse )


"Бенина мама" приглашает
laal_42
Вас приглашает «Бенина мама»! Да, да, Вы не ослышались. Пережив налет Елены Летучей, в этом известном всем ростовчанам кабачке одесской кухни осознали всю глубину "падения нравов", и выгнали всех "Федор" с их "горем". Не верите? Есть шанс проверить!

И многие гости "Бени" получили приглашение посетить любимое заведение 8. 05 в 20:00 и, даже, принять участие в создании нового меню.



Подробнее - ЗДЕСЬ (ссылка активна)

P.S. Скажите, а как бы Вы боролись с негативом после посещения Ревизорро, которому все не нравится, а Рис, внезапно для многих, идеальный ресторан?

70 лет Победы - "...тогда жили другие люди. Вы - понимаете?"
zalebana
«Доченька, я тебе собрала узелок. Уходи… Уходи… У тебя еще две младших сестры растут. Кто их замуж возьмет? Все знают, что ты четыре года была на фронте, с мужчинами…».
Правда про женщин на войне, о которой не писали в газетах…


Воспоминания женщин-ветеранов из книги Светланы Алексиевич:


[читать]

«Один раз ночью разведку боем на участке нашего полка вела целая рота. К рассвету она отошла, а с нейтральной полосы послышался стон. Остался раненый. «Не ходи, убьют, — не пускали меня бойцы, — видишь, уже светает». Не послушалась, поползла. Нашла раненого, тащила его восемь часов, привязав ремнем за руку. Приволокла живого. Командир узнал, объявил сгоряча пять суток ареста за самовольную отлучку. А заместитель командира полка отреагировал по-другому: «Заслуживает награды». В девятнадцать лет у меня была медаль «За отвагу». В девятнадцать лет поседела. В девятнадцать лет в последнем бою были прострелены оба легких, вторая пуля прошла между двух позвонков. Парализовало ноги… И меня посчитали убитой… В девятнадцать лет… У меня внучка сейчас такая. Смотрю на нее — и не верю. Дите!»

«У меня было ночное дежурство… Зашла в палату тяжелораненых. Лежит капитан… Врачи предупредили меня перед дежурством, что ночью он умрет… Не дотянет до утра… Спрашиваю его: «Ну, как? Чем тебе помочь?» Никогда не забуду… Он вдруг улыбнулся, такая светлая улыбка на измученном лице: «Расстегни халат… Покажи мне свою грудь… Я давно не видел жену…» Мне стало стыдно, я что-то там ему отвечала. Ушла и вернулась через час. Он лежит мертвый. И та улыбка у него на лице…»

«И когда он появился третий раз, это же одно мгновенье — то появится, то скроется, — я решила стрелять. Решилась, и вдруг такая мысль мелькнула: это же человек, хоть он враг, но человек, и у меня как-то начали дрожать руки, по всему телу пошла дрожь, озноб. Какой-то страх… Ко мне иногда во сне и сейчас возвращается это ощущение… После фанерных мишеней стрелять в живого человека было трудно. Я же его вижу в оптический прицел, хорошо вижу. Как будто он близко… И внутри у меня что-то противится… Что-то не дает, не могу решиться. Но я взяла себя в руки, нажала спусковой крючок… Не сразу у нас получилось. Не женское это дело — ненавидеть и убивать. Не наше… Надо было себя убеждать. Уговаривать…»

«И девчонки рвались на фронт добровольно, а трус сам воевать не пойдет. Это были смелые, необыкновенные девчонки. Есть статистика: потери среди медиков переднего края занимали второе место после потерь в стрелковых батальонах. В пехоте. Что такое, например, вытащить раненого с поля боя? Мы поднялись в атаку, а нас давай косить из пулемета. И батальона не стало. Все лежали. Они не были все убиты, много раненых. Немцы бьют, огня не прекращают. Совсем неожиданно для всех из траншеи выскакивает сначала одна девчонка, потом — вторая, третья… Они стали перевязывать и оттаскивать раненых, даже немцы на какое-то время онемели от изумления. К часам десяти вечера все девчонки были тяжело ранены, а каждая спасла максимум два-три человека. Награждали их скупо, в начале войны наградами не разбрасывались. Вытащить раненого надо было вместе с его личным оружием. Первый вопрос в медсанбате: где оружие? В начале войны его не хватало. Винтовку, автомат, пулемет — это тоже надо было тащить. В сорок первом был издан приказ номер двести восемьдесят один о представлении к награждению за спасение жизни солдат: за пятнадцать тяжелораненых, вынесенных с поля боя вместе с личным оружием — медаль «За боевые заслуги», за спасение двадцати пяти человек — орден Красной Звезды, за спасение сорока — орден Красного Знамени, за спасение восьмидесяти — орден Ленина. А я вам описал, что значило спасти в бою хотя бы одного… Из-под пуль…»

«Что в наших душах творилось, таких людей, какими мы были тогда, наверное, больше никогда не будет. Никогда! Таких наивных и таких искренних. С такой верой! Когда знамя получил наш командир полка и дал команду: «Полк, под знамя! На колени!», все мы почувствовали себя счастливыми. Стоим и плачем, у каждой слезы на глазах. Вы сейчас не поверите, у меня от этого потрясения весь мой организм напрягся, моя болезнь, а я заболела «куриной слепотой», это у меня от недоедания, от нервного переутомления случилось, так вот, моя куриная слепота прошла. Понимаете, я на другой день была здорова, я выздоровела, вот через такое потрясение всей души…»

«Меня ураганной волной отбросило к кирпичной стене. Потеряла сознание… Когда пришла в себя, был уже вечер. Подняла голову, попробовала сжать пальцы — вроде двигаются, еле-еле продрала левый глаз и пошла в отделение, вся в крови. В коридоре встречаю нашу старшую сестру, она не узнала меня, спросила: «Кто вы? Откуда?» Подошла ближе, ахнула и говорит: «Где тебя так долго носило, Ксеня? Раненые голодные, а тебя нет». Быстро перевязали голову, левую руку выше локтя, и я пошла получать ужин. В глазах темнело, пот лился градом. Стала раздавать ужин, упала. Привели в сознание, и только слышится: «Скорей! Быстрей!» И опять — «Скорей! Быстрей!» Через несколько дней у меня еще брали для тяжелораненых кровь».

«Мы же молоденькие совсем на фронт пошли. Девочки. Я за войну даже подросла. Мама дома померила… Я подросла на десять сантиметров…»

«Организовали курсы медсестер, и отец отвел нас с сестрой туда. Мне — пятнадцать лет, а сестре — четырнадцать. Он говорил: «Это все, что я могу отдать для победы. Моих девочек…» Другой мысли тогда не было. Через год я попала на фронт…»

«У нашей матери не было сыновей… А когда Сталинград был осажден, добровольно пошли на фронт. Все вместе. Вся семья: мама и пять дочерей, а отец к этому времени уже воевал…»

«Меня мобилизовали, я была врач. Я уехала с чувством долга. А мой папа был счастлив, что дочь на фронте. Защищает Родину. Папа шел в военкомат рано утром. Он шел получать мой аттестат и шел рано утром специально, чтобы все в деревне видели, что дочь у него на фронте…»

«Помню, отпустили меня в увольнение. Прежде чем пойти к тете, я зашла в магазин. До войны страшно любила конфеты. Говорю:
— Дайте мне конфет.
Продавщица смотрит на меня, как на сумасшедшую. Я не понимала: что такое — карточки, что такое — блокада? Все люди в очереди повернулись ко мне, а у меня винтовка больше, чем я. Когда нам их выдали, я посмотрела и думаю: «Когда я дорасту до этой винтовки?» И все вдруг стали просить, вся очередь:
— Дайте ей конфет. Вырежьте у нас талоны.
И мне дали».

«И у меня впервые в жизни случилось… Наше… Женское… Увидела я у себя кровь, как заору:
— Меня ранило…
В разведке с нами был фельдшер, уже пожилой мужчина. Он ко мне:
— Куда ранило?
— Не знаю куда… Но кровь…
Мне он, как отец, все рассказал… Я ходила в разведку после войны лет пятнадцать. Каждую ночь. И сны такие: то у меня автомат отказал, то нас окружили. Просыпаешься — зубы скрипят. Вспоминаешь — где ты? Там или здесь?»

«Уезжала я на фронт материалисткой. Атеисткой. Хорошей советской школьницей уехала, которую хорошо учили. А там… Там я стала молиться… Я всегда молилась перед боем, читала свои молитвы. Слова простые… Мои слова… Смысл один, чтобы я вернулась к маме и папе. Настоящих молитв я не знала, и не читала Библию. Никто не видел, как я молилась. Я — тайно. Украдкой молилась. Осторожно. Потому что… Мы были тогда другие, тогда жили другие люди. Вы — понимаете?»

«Формы на нас нельзя было напастись: всегда в крови. Мой первый раненый — старший лейтенант Белов, мой последний раненый — Сергей Петрович Трофимов, сержант минометного взвода. В семидесятом году он приезжал ко мне в гости, и дочерям я показала его раненую голову, на которой и сейчас большой шрам. Всего из-под огня я вынесла четыреста восемьдесят одного раненого. Кто-то из журналистов подсчитал: целый стрелковый батальон… Таскали на себе мужчин, в два-три раза тяжелее нас. А раненые они еще тяжелее. Его самого тащишь и его оружие, а на нем еще шинель, сапоги. Взвалишь на себя восемьдесят килограммов и тащишь. Сбросишь… Идешь за следующим, и опять семьдесят-восемьдесят килограммов… И так раз пять-шесть за одну атаку. А в тебе самой сорок восемь килограммов — балетный вес. Сейчас уже не верится…»

«Я потом стала командиром отделения. Все отделение из молодых мальчишек. Мы целый день на катере. Катер небольшой, там нет никаких гальюнов. Ребятам по необходимости можно через борт, и все. Ну, а как мне? Пару раз я до того дотерпелась, что прыгнула прямо за борт и плаваю. Они кричат: «Старшина за бортом!» Вытащат. Вот такая элементарная мелочь… Но какая это мелочь? Я потом лечилась…

«Вернулась с войны седая. Двадцать один год, а я вся беленькая. У меня тяжелое ранение было, контузия, я плохо слышала на одно ухо. Мама меня встретила словами: «Я верила, что ты придешь. Я за тебя молилась день и ночь». Брат на фронте погиб. Она плакала: «Одинаково теперь — рожай девочек или мальчиков».

«А я другое скажу… Самое страшное для меня на войне — носить мужские трусы. Вот это было страшно. И это мне как-то… Я не выражусь… Ну, во-первых, очень некрасиво… Ты на войне, собираешься умереть за Родину, а на тебе мужские трусы. В общем, ты выглядишь смешно. Нелепо. Мужские трусы тогда носили длинные. Широкие. Шили из сатина. Десять девочек в нашей землянке, и все они в мужских трусах. О, Боже мой! Зимой и летом. Четыре года… Перешли советскую границу… Добивали, как говорил на политзанятиях наш комиссар, зверя в его собственной берлоге. Возле первой польской деревни нас переодели, выдали новое обмундирование и… И! И! И! Привезли в первый раз женские трусы и бюстгальтеры. За всю войну в первый раз. Ха-а-а… Ну, понятно… Мы увидели нормальное женское белье… Почему не смеешься? Плачешь… Ну, почему?»

«В восемнадцать лет на Курской Дуге меня наградили медалью «За боевые заслуги» и орденом Красной Звезды, в девятнадцать лет — орденом Отечественной войны второй степени. Когда прибывало новое пополнение, ребята были все молодые, конечно, они удивлялись. Им тоже по восемнадцать-девятнадцать лет, и они с насмешкой спрашивали: «А за что ты получила свои медали?» или «А была ли ты в бою?» Пристают с шуточками: «А пули пробивают броню танка?» Одного такого я потом перевязывала на поле боя, под обстрелом, я и фамилию его запомнила — Щеголеватых. У него была перебита нога. Я ему шину накладываю, а он у меня прощения просит: «Сестричка, прости, что я тебя тогда обидел…»




Я родилась в г. Ростове-на-Дону.

Немного о членах моей семьи, принимавших участие в Великой Отечественной войне.
В моей семье о войне никогда не говорили.
Все, что знаю, исключительно от моей мамы и от Калисты Петровны, моей бабушки (см. ниже, но крайне скупая информация).
Фотографии есть, но сканера пока нет дома. Постараюсь сфотать фотографии и прицепить, но немного позже.

Мои близкие родственники были призваны из г. Ростова-на-Дону и Ростовской области:

Дед по материнской линии - АРТЮХОВ НИКОЛАЙ АРХИПОВИЧ - пропал безвести в 1941 году.
Бабушка, вернувшись с войны, имея повестку "о безвести пропавшем", ждала его более 10 лет.

Бабушка по материнской линии - АРТЮХОВА МАРИЯ ДМИТРИЕВНА (01.04.1910-16.05.1976) - медсестра в местах сражений возле Ленинграда, других сведений у меня нет.
О ее отношении к войне знаю только со слов моей мамы - после поступления в Мединститут ей пришлось подолгу задерживаться на занятиях, в частности в анатомичке. Моя бабушка сетовала, что она приходит домой поздно, а однажды мама принесла домой после занятий в пакете, извините уж, из этой анатомички мозги человека... позаниматься надо было... Бабушка ее выгнала на улицу и сказала, что она может сидеть хоть до утра в институте, а она достаточно насмотрелась на войне, как ЭТО летает по воздуху((((( И еще, когда у нас появился телевизор и как только Бернес пел  "Журавли" - я бегу во двор и кричу бабушке: "Быстрее иди сюда! Журавли!"
Она бросала все дела, приходила, слушала и молча плакала.

Бабушка по отцовской линии - БОЖКОВА КАЛИСТА ПЕТРОВНА (21.06.1914-31.06.1994) - во время войны была врачом в госпитале, насколько я знаю -  в Крыму. .
Ее муж, отец моего отца, предлагал ей оставить сына в Ростове бабушке (папе было 3 года) и ехать с ним в эвакуацию в Казахстан. "Игоречков будет много, были бы мы" - только это я однажды услышала от Кали.
Моя Каля (как все ее называли) долго работала во фтизиатрии, в диспансере "водников" на нольной. Ее брат Сергей Петрович Шейко и его семья жили в Краснодаре. Младший брат - Евгений Петрович Шейко и его семья, жили в Киеве на Красноармейской. Я не знаю, где и что с моими хх-юродными дядями и тетями.
После смерти моей бабушки в 1994 году и ее мужа Крюкова Николая Андреевича (умер в 2003 г.) ее награды (медали) остались у сына Николая Андреевича, надеюсь, их не продали. Это память.


Моя свекровь, бабушка моих детей -

ЗАСОБА МАРИЯ ФЕДОРОВНА (18.08.1923 - жива!!!!
Сейчас ей 91 год, большая семья.
Живет в Ростовской области, Большой Мишкин, дай ей Бог здоровья!!!!


Мой свекр, дедушка моих детей -
ЗАСОБА НИКОЛАЙ ТИХОНОВИЧ (14.05.1925 - умер в 1999 г ).

Они много рассказывали, воевали вместе,  артполк, дошедший до Секешфекервара (Венгрия). Как рассказывала Мария Федоровна (она была медсестрой) "из-под артобстрела выползали "раком", "на корачках"... и т.д.). В 1945 году родилась их старшая дочь, потом вторая, а в 1953 году родились двойняшки - дочь и сын.

Сейчас у Марии Федоровны ЗАСОБА
11 внуков
18 правнуков
в сентябре-октябре ожидается праправнук!!



Именем
ЗАСОБЫ НИКОЛАЯ ТИХОНОВИЧА
названа улица в станице Мишкинская, где он работал председателем, проложил асфальт, построил детский сад, школу, Дом культуры, столовую.
За мирный труд награжден орденами  Знак почета, Трудового Красного знамени, Орденом Ленина




Это были и есть светлые люди.

https://youtu.be/QsWqr_9Px48